Трое тындинцев встретят Новый год на городской свалке

Жители Тынды готовятся к Новому году. Праздничные традиции намерены соблюсти и обитатели зимовья на городской свалке. Лишь недавно о них стало известно горожанам.

Этот район городской свалки обитаем уже лет 20. Тогда Петр Иванов потерял собственный барак. Говорит, что устал обивать чиновничьи пороги, плюнул и ушел в лес. Поселился в зимовье, которое уже обживал его нынешний товарищ. Через некоторое время, как в сказке про лубяную избушку, их стало трое. Однако о налаженном быте вместо хозяйки рассказал сам Петр Васильевич: «Дрова готовим, воду топим, чтобы умыться».

Пластиковая тара с талой водой — и для питья, и для помывки. Раз в месяц 70-летний Петр Васильевич ходит в город получить свою маленькую пенсию и купить продуктов. Из благ цивилизации — старенький магнитофон, и тот не работает — батарейки сели. О диких таежниках в городе не знали почти все 20 лет, пока одному из них не понадобилась медицинская помощь.

«По прибытии мы обнаружили, что человеку действительно плохо – он неходячий был. Все, что могли, мы сделали для человека, который попал в беду, — рассказывает спасатель поисково-спасательной группы Алексей Братишко. — Я думал, что они занимаются промыслом, но когда стали разговаривать, выяснилось, что они здесь живут. Меня это повергло в шок».

У обитателей зимовья на свалке свой способ выжить в 35-градусный мороз. Одну из комнат согревает печка, во второй, где лёд на стенах, Петр Иванов спит в одежде и под тремя одеялами. Но даже в столь суровых условиях здесь готовятся к Новому году, украшают свое подобие жилья. Очередь за ёлкой. «По лесу будем ходить и искать ёлку, какая понравится, ту и нарядим», — говорит Петр Иванов.

А новогоднее желание, как признаются, у всех троих одно. Хоть под бой курантов, хоть в обычный день — получить свою крышу над головой. «Хочу, чтобы комнатёнку дали, хоть в бараке», — признается Петр.