Все новости по теме коронавирус

Один день в цивилизации: амурские эвенки выбрались из тайги на праздник оленеводов

Амурские эвенки отпраздновали День оленевода и начали готовиться к апрельскому сезону отёла. Им нужно успеть перегнать стада оленей к весенним пастбищам, на которых снег тает раньше и где животным с детёнышами легче будет найти первую зелень. В минувшие выходные таёжники побывали дома. Наш корреспондент узнал, что они успели сделать всего за один день в цивилизации.

Оленевод Андрей Макаров спешит на праздник. Он добрался в Усть-Уркиму накануне к полуночи. Три месяца спал на шкурах в палатке, где, мягко говоря, зимой свежо, а тут — уснул в уютной кровати в жарко натопленном доме — и ворочался. Посреди тайги, говорит, как-то привычнее.

День оленевода — одна из немногих дат, когда таёжники, кочующие месяцами на сотни километров, встречаются друг с другом. Последний раз трудяги виделись на Новый год. Но на общение всего пара минут. Начинается шествие родовых общин, обряд очищения от напастей дымом багульника и открытие праздника.

На сцене лучшим оленеводам вручили подарки, играли на хомусе и танцевали в национальных костюмах. С одной стороны на нетронутом снеге состязались оленеводы на охотничьих лыжах, с другой потом они же — на оленьих упряжках. Некоторые животные столько людей вообще впервые видят, к тому же громкая музыка сбивает с толку. Поэтому, если мужчины, хоть и не без проблем, но смогли совладать с оленями, то женщины, лихо рванув на старте, на финиш добирались пешком. Четыре из семи упряжек с испугу ускакали в тайгу.

Жюри оценивало не только мастерство спортсменов, но и хозяек чума. В трёх палатках столы ломились от экзотических угощений: салат из сердца оленя, сырые почки, вареные кишки. Всё — дикая оленина, даже торт — и тот печеночный.

Хозяйка чума в тайге должна не только приготовить завтрак, обед и ужин без электрической плиты и без газа, но и постирать без центрального водоснабжения и стиральной машинки, наколоть дров, растопить печь, подлатать одежду при свете свечи и фонаря. Организация кочевого быта в тайге — это тяжелая работа без праздников и выходных, за которую никто не заплатит.

В Усть-Уркиме проживают чуть больше 300 человек, четвертая часть трудится в оленеводстве и охоте. Среди них одна женщина — чумработница Маргарита Николаева. Вместе с мужем она уже 12 лет в тайге, там все имущество, туда тянет постоянно, в селе даже дома своего нет. А в городе она чувствует себя дикарём. В Тынде в последний раз была в 2009 году, когда вдруг заболела.

«У меня нос болел. Гайморит был. Я месяц лечилась ровно, потом меня только отпустили. Потому что я сказала, что в тайге живу. Приехала сюда, и опять в тайгу. В тот же день», — говорит Маргарита Николаева.

В ночь оленеводы собираются обратно к стойбищам. Роману Крынкину добираться придётся три дня порядка 180 километров, а там — готовиться к сезону отёла и кочевке к весенним пастбищам, перевозить туда на нартах, пока снег лежит, запасы продуктов: муку, сахар, крупы — то, что будет долго храниться в лабазах.

С оленеводами, к слову, в этот раз уехали в тайгу и гости Усть-Уркимы. Амурчанам показали базу Сивагли, по территории которой гуляли без привязи олени. В будущем местные власти мечтают даже построить в селе что-то вроде гостиницы. Такой тихий отдых, вдали от шума машин и толп людей, рядом с живой природой и еще неизведанными, но потихоньку исчезающими традициями коренного народа, все больше манит туристов.

Ещё по теме "Культура"