Фермер из Благовещенского района пытается вернуть некогда арендованные земли

Амурский предприниматель уже больше трех лет судится с региональным министерством имущественных отношений. И даже обратился в Европейский суд по правам человека. Бывший фермер Денерик Саакян обвиняет чиновников в том, что они «задавили» его сельский бизнес, отказавшись продать некогда арендованный им земельный участок в Благовещенском районе. А сами земли вывели из сельхозоборота.

Овощи с чужого огорода для их семьи, признается Карен, – настоящее унижение. Когда-то и капусту, и морковь они выращивали сами. В сезон, вспоминает, хозяйство давало по десять тонн продукции. Теперь все приходится покупать. «Наша продукция все равно была лучше, — говорит Денерик. — Качественнее, без всяких химикатов».

Семейная сельхозферма просуществовала пять лет. В 2009 году закончился срок аренды Саакяном областных земель. Его отцу, рассказывает Карен, как главе крестьянско-фермерского хозяйства «Воскеаск» отказали и в продлении аренды, и в продаже земли. Тогда правительство региона мотивировало свое решение тем, что участок зарезервирован на следующие семь лет под государственные нужды. Рассказывает Карен Саакян, сын Денерика Саакяна: «Сказали, что будет ледовый дворец строиться. Сегодня ни ледового дворца нет, ни других строек не ведется. Одним словом – ни себе, ни людям».

Адвокат семьи Саакян уверен: чиновники нарушили права фермера. По земельному законодательству через три года аренды добропорядочный пользователь участка, каким по документам Саакян и является, имел право его приватизировать. В 2009 году на сторону предпринимателя встал Верховный суд России и отменил постановление губернатора области о резервировании земель. Почти сразу участок вывели из сельхозоборота и присоединили к поселку Чигири Благовещенского района. «Произошел, на мой взгляд, просто рейдерский захват, хорошо поставленный, хорошо организованный, срежиссированный, — размышляет Игорь Волобуев, адвокат Денерика Саакяна. – Определенным людям, которые пытались получить этот участок, поставили цель убрать хозяйство, которое мешало».

В правительстве области эту детективную историю считают притянутой за уши. Министерство имущественных отношений выиграло не один суд с предпринимателем. А решение отдать земли под застройку здесь называют общественной необходимостью. «Рассматривается вопрос об использовании данного земельного участка для реализации областных и иных государственных программ, — комментирует начальник отдела использования земель сельскохозяйственного назначения Министерства имущественных отношений Амурской области Сергей Олиферов. — Возникает острая необходимость в строительстве социальных объектов».

Власти Благовещенского района разработали генеральный план застройки Чигиринских полей. Бывшие сельхозугодия намерены пустить под социальное жилье, а также раздачу земельных участков многодетным семьям. Здесь уверены: социальный проект куда важнее частных интересов. Тем более что окрестные земли уже давно отданы под застройку. «Кроме социального жилья, здесь есть серьезные проекты по социальной инфраструктуре. Это школы, детские сады, детские площадки, спортивные объекты, которых нам катастрофически не хватает», — делится планами глава администрации Благовещенского района Сергей Адаменко.

По плану строительство на Чигиринских полях должно начаться через год – когда проект пройдет все согласования. А Саакяну власти и Благовещенского района, и области готовы предоставить другой участок для хозяйственных нужд. Правда, бывший фермер против переезда и даже подал жалобу в Европейский суд по правам человека. Он считает, что эти земли более плодородные. Но скорее всего, их богатство – отнюдь не в большой урожайности.

Пять лет назад 50 гектаров посевных площадей предприниматель Саакян мог купить у областного правительства всего за 700 тысяч рублей. После того, как земли вывели из сельхозоборота и отдали под застройку, их ценность заметно возросла. Сегодня, по оценке риэлторов, участок, который находится через дорогу от областного центра по Новотроицкому шоссе, стоит как минимум 50 миллионов. Очевидно, что отдать эту землю под посадку картошки было бы просто неразумно.