Многие алиментные дела в Приамурье безнадёжны

Высший арбитражный суд России постановил, что судебные приставы по требованию взыскателей должны отчитываться о своих действиях по возврату долгов. Однако некоторые эксперты признают, что порой сотрудники ведомства просто вынуждены отделываться формальной работой из-за безнадежности дел. В Приамурье, как выяснилось, таких случаев немало, особенно связанных с выплатой алиментов, которые в области положены каждому третьему ребенку.

Больше 300 тысяч рублей задолжал отец Екатерине Синяковой и её сестре. Судя по сумме невыплаченных алиментов, папа про своих детей вспоминает нечасто. «Ну, бывает там тысяча, и то это не отец, потому что он не работает практически, бабушка, скорее всего», — говорит Екатерина.

Катю с сестрой воспитывают мама и вторая бабушка. Девчонки, понимая как не просто «старшим», помогают семье. С 16 лет учебу совмещают с работой. В перспективу получить многолетний долг от родителя, даже с помощью специалистов, девочки не верят.

И действительно, очередной визит судебных приставов к их нерадивому папаше результата не принёс: имущества нет, живёт у матери, официально не трудоустроен. «Раз в три месяца мы посещаем должников этой категории, ситуация не поменялась за 4 месяца», — говорит судебный пристав ОСП по Ивановскому району Юлия Ланкина.

У судебных приставов по Ивановскому району сегодня около 400 подобных производств об алиментных обязательствах. Основная проблема здесь, говорят, в том, что в сельской местности людям тяжело устроиться на работу.

Впрочем, и в городах таких родителей тоже хватает. Благовещенка одному из троих детей, который с ней не проживает, задолжала больше 50 тысяч. Беседуя с судебными приставами, обещает расплатиться по долгам, говорит, недавно устроилась на работу, и готова помогать своему ребёнку. Специалисты оценивают привычный для этого дома образ жизни, но дают шанс.

Когда нет у родителей ни стыда ни совести, в отличие от вкладов в финансовых учреждениях, или имущества, или за границу частенько ездят — судебные приставы без особых усилий вернут положенное детям. В прошлом году из 21 тысячи исполнительных производств по алиментам успешно окончено больше половины.

Оставшиеся дела приходятся на категорию неработающих или якобы таковых. Эти алиментщики, видимо, ждут, что став совершеннолетними, их дети отстанут от них, как и судебный пристав-исполнитель. И иногда так и происходит.

«Даже если исполнительное производство окончено, взыскатель может предъявить принудительное исполнение повторно в течение трёх лет со дня возврата этого исполнительного документа», — поясняет начальник отдела организации исполнительного производства управления ФССП по Амурской области Юрий Литвинов.

Есть ещё один действенный даже в самых сложных случаях способ влияния на злостных уклонистов-алиментщиков — привлечение к уголовной ответственности. В прошлом году в этом списке оказались более 500 амурчан. Могло быть намного больше, но некоторые сразу же нашли возможность оплатить долги.