Японских журавлей и аистов перевезли на летний стационар

Два очага возгорания зарегистрировано в Архаринском районе недалеко от Хинганского заповедника. Совсем недавно туда прилетели птицы редких пород: журавли и аисты. Перевезли на летний стационар, что вблизи озера Клёшинского и питомцев станции реинтродукции.

Семейная пара японских журавлей Купури и Силючи в предвкушении — тесное зимовье меняют на летние апартаменты. Там и еда не полуфабрикат, и, пусть условная, но свобода. А главное, они снова станут родителями. Хоть и суррогатными. «Самка не может откладывать яйца, и мы им подкладываем муляж. Потом мы подкладываем яйцо, и они высиживают», — рассказывает зооинженер станции реинтродукции Надежда Кузнецова.

Укутывание в пеленки и взвешивание. Впереди — долгая дорога. В Хинганском заповеднике на воспитании более 20 журавлей, японских и даурских. До конца апреля всех их доставят на озеро Клёшинское, что в 30 км. Шестерку молодых особей выпустят на волю. Остальные имеют здесь постоянную прописку.

«За зимовку устают от ограниченной территории, особенно когда они чувствуют приближение весны, и уже знают сроки, когда их выпускают из зимних питомников в вольеры, и они в возбуждении», — рассказывает техник станции реинтродукции редких видов птиц Владимир Кузнецов.

Птичья эйфория этой весной может закончиться досрочно, опасаются специалисты. Весенний пожароопасный сезон уже начался. А заповедник — это 80% болот и гектары сухостоя. Если вспыхнет, то жертв из числа вольных животных не избежать. «Потому что пожар на лугах, на болотных местах — это стихия. Горят деревья с гнездами как свечка, гибнут птенцы», — говорит научный сотрудник Хинганского заповедника Михаил Парилов.

Масштабные пожары здесь успешно предотвращали последние 20 лет. Ранней весной делали отжиги. Теперь они под запретом по распоряжению губернатора области, так как в большей степени превращались в неконтролируемые палы, и область несла ущерб. Сейчас как альтернатива — минерализованная полоса шириной в 15 метров. Однако специалисты сомневаются, что она остановит огонь при сильнейшем равнинном ветре.

«Обычно сильный пожар, когда не на что опереться, ни на какую полосу, продолжается до тех пор, пока всё не сгорит или не пойдет дождь. И никакими силами людскими, техническими побороть эту стихию невозможно. Это десятки километров горящей полосы», — поясняет заместитель директора Хинганского заповедника Вячеслав Кастрикин.

Ситуацию в природоохранных угодьях специалисты контролируют круглосуточно. Одни отслеживают данные со спутника и интернета, другие дежурят на кордонах. В Приамурье уже появились стихийные палы. Огонь замечен в лесах Благовещенского, Завитинского районов и Райчихинска. Это официальные данные. На картинке со спутника гораздо больше термоточек.

В Хинганском заповеднике надеются пережить весну без потерь. Техника наготове, специалисты ринутся в бой по первому сигналу. Такой тревожный режим работы будет действовать каждое межсезонье. Ведь как показывает опыт, то что не сгорит весной, может вспыхнуть осенью. Так случилось в Муравьевском парке два года назад. Тогда огонь уничтожил почти 90% заповедных земель меньше чем за сутки.