Парад Победы. Прямая трансляция из Белогорска 9 мая в 10:00

Украинские беженцы: в родные места тянет, но возвращаться некуда

Подавляющее большинство вынужденных переселенцев с Украины, прибывших в Приамурье после начала гражданской войны в своей стране, решили осесть в нашем регионе. По официальным данным, из почти 1,5 тысяч человек, приехавших за почти полтора года, покинули область по разным причинам только 149. Остальные обживаются, работают и строят планы на будущее. Наш корреспондент побывал в гостях у нескольких семей беженцев.

Двухкомнатная квартира в Луганске и работа на железной дороге – в еще незабытом, но уже прошлом. День сегодняшний для Веры Кравченко – комната в военном общежитии и должность аккумуляторщика на бронетанковом заводе. Зарплаты в 17 тысяч рублей на жизнь хватает, говорит беженка, а главное – никто не стреляет, тихо и спокойно. Местные власти обещают скоро помочь сменить временное пристанище на постоянное – квартиру или дом. «Меня всё устраивает – и работа, и жилье. Возвращаться некуда. Пусть даже и квартира есть. Но финансово как там жить?» — говорит Вера Кравченко.

Обживается в Приамурье и Игорь Онисько. Он с женой, мамой и тремя детьми приехал из Полтавской области. Рассказывает: боев там, к счастью, нет, а вот бесчинствующих националистов – толпы. В Белогорске участковому с высшим юридическим образованием пришлось пока переквалифицироваться в водителя погрузчика. А вот жена устроилась по профессии (она акушер-гинеколог). Игорю же для службы в российских органах правопорядка надо оформить гражданство. Чем он, собственно, и занят. Ведь возвращаться туда, где законы сейчас мало что значат, не намерен.

«Там всё было нажито, и работа хорошая была, там она считалась престижная, квартира была, все обустроено было. Не нуждались ни в чем. Сейчас всё по новой, совсем в отдаленном месте», — говорит вынужденный переселенец с Украины Игорь Онисько.

Тамбовский район стал одним из самых гостеприимных для украинских беженцев. В общей сложности сюда приехали шесть семей – кто-то к родственникам, а кто-то – в неизвестность. Которая уже превращается в определенность.

Например, Ирина Кондратова с двумя сыновьями буквально несколько дней назад отпраздновали новоселье. Переехали из временного жилья в селе Косицино в добротный дом в райцентре. Работа теперь рядом – Ирину устроили санитаркой в местную больницу. «Ни родни, никого нет. Конечно, были и проблемы, но, слава богу, все устроилось, сейчас идет на улучшение. В общем, хорошо всё», — говорит Ирина Кондратова.

Сыновья, старшеклассники Богдан и Олег, не стали переводиться в тамбовскую школу, решили ездить в Косицино. Говорят, привыкли уже к учителям и новым товарищам. Никакого языкового барьера бывшие жители Донецка не ощущают.

«Разговаривали на русском, учились на украинском, писали тоже на украинском. Здесь уже привык к программе, учусь нормально, почти хорошист. Друзья в школе тоже есть», — рассказывает Олег Кондратов.

Кондратовы честно признаются, что в родные места их тянет, но понимают: возвращаться некуда. Под пули лезть не вариант, вторят другие беженцы. Ведь здесь мир, жилье, занятость и уверенность в завтрашнем дне.

«В основном они все тут трудоустроены. Кто-то в Тамбовском районе, кто-то по вахтам ездит. Сегодня мы уже ждем новую семью, там маленький ребенок. Работодателя уже нашли, жилье подыскали, сегодня его благоустраиваем» — рассказывает заместитель главы Тамбовского района по экономике и финансам Светлана Евсеева.

Между тем многие спасшиеся от войны украинцы стараются воспользоваться возможностями, которые предоставляет им госпрограмма по переселению соотечественников. Больше половины из беженцев, принятых в регионе (почти 750 человек), уже вступили в нее. А свыше 100 – получили российское гражданство.