Благовещенского пенсионера оставили без квартиры

Благовещенский пенсионер может остаться и без квартиры, и без денег. Еще два года назад за нечестно проданное жилье суд постановил возместить пострадавшему 1 миллион 250 тысяч рублей. Взыскать деньги до сих пор не удалось, а теперь у приставов и вовсе появились основания прекратить исполнительное производство.

На старости лет Борис Пащенко вынужден жить в доме престарелых, и платить за еду и койку три четверти своей пенсии. Его часть квартиры, доставшаяся по завещанию от жены, продана 5 лет назад. Не им самим, а Александром Селиным, который, по словам пенсионера, и предложил устроить пожилых супругов-инвалидов в дом-интернат.

«Он говорит: давай мы у вас будем жить, а вас в комнату повышенной комфортности. Мы договорились, заключили здесь договор с начальством. Он 4 месяца поплатил и все», — рассказывает Борис Пащенко.

Правозащитники поясняют: изначально квартира на три четверти принадлежала жене Бориса Пащенко. Остальное — дальней родственнице семьи. Та на свою долю оформила дарственную на некоего Александра. После чего тот выкупил оставшиеся квадраты у тяжелобольной Елизаветы Дубровской. Пенсионерку просто вынудили подписать доверенность, говорила юрист Вера Буздык, которая вела это дело.

«В ходе разбирательств была проведена судебно-медицинская, психолого-психиатрическая экспертиза по документам уже умершей супруги Бориса Константиновича. По ее результатам было установлено, что она на момент подписания доверенности на право распоряжения квартирой не могла осознавать значения своих действий и руководить ими», — говорит адвокат Амурской областной коллегии адвокатов №1 Вера Буздык.

В сентябре 2013-го все сделки суд признал недействительными. Александру Селину нужно было выплатить долг в 1 миллион 250 тысяч рублей.

Приставы уже 2 года пытаются взыскать сумму, но как это сделать с безработного, не имеющего официально никакого имущества юриста, который лишь изредка оказывает частные услуги? Закон не позволяет трудоустраивать его принудительно, проверить, не переписывалось ли имущество на родственников — будет считаться превышением полномочий. Все, что могут сделать сотрудники ведомства — запретить выезд за границу, периодически проверять имущество должника и вызывать на беседы.

«Деньги он израсходовал на свои нужды, а рассчитаться, как он поясняет, возможности нет. Возбудить уголовное дело не представляется возможным, так как он является, не скрывается и не отказывается», — поясняет заместитель руководителя Управления ФССП по Амурской области — заместитель главного судебного пристава Амурской области Виктор Шульга.

Несмотря на такие отзывы, нам застать Александра на приеме у приставов удалось только с третьей попытки. Причем, как он утверждает, пришел в качестве потерпевшего. «Я считаю решение суда сфабрикованным, и действия Пащенко незаконными», — говорит Александр Селин.

Александр убежден, квартиру купил законно, поэтому, если дело не закроют, он собирается подавать аппеляционную жалобу на решение суда. Между тем, приставы сообщают, что как раз сейчас у производства истекает срок давности. И несмотря даже на судебные требования, его могут закрыть из-за невозможности выплаты долга. Борис Пащенко, который находится в весьма преклонном возрасте, в течение трех лет вправе подать заявление на возобновление дела. Если увидит в этом смысл.