Хинганский заповедник и архаринский фермер судятся за участок

Кадастровые ошибки до суда доведут. В Архаринском районе два гектара земли пытаются поделить Хинганский заповедник и местный фермер. На спорном участке располагается экологический лагерь, куда каждое лето съезжались школьники со всей области. Теперь и смены закрыты, и фермер не может обрабатывать пашню. В перспективах разрешения этого спора и особенностях кадастрового оформления земель в целом разбирался наш корреспондент.

Здесь каждое лето отдыхали по 120 школьников, в том числе из приютов. Ребятам показывали богатейшую в Приамурье плантацию лотосов. Путевку в экологический лагерь нужно было заслужить, участники — сплошь победители различных конкурсов.

«Мы проводим здесь практические занятия в живой природе. Можем увидеть, и как журавлик прилетает. И косули — вот вечером сидишь у костра, на том берегу идет крик косули», — рассказывает начальник отдела просвещения Хинганского заповедника Светлана Миринец.

В нынешнем году экологический лагерь закрыт. Идет спор о том, чья эта территория. Хотя в постановлении районного главы от 1994-го года четко прописано: в бессрочное пользование заповеднику выделено 2 гектара на берегу озера Долгое. Есть и схема, где указаны эти ориентиры.

«У нас имеется свидетельство о государственной регистрации права… Мы его зарегистрировали в июле 2008 года. Здесь обозначено все: категория земель, участок, площадь участка, кадастровый номер. Обременение не зарегистрировано, значит нормальный участок. Мы же верим регистраторам», — говорит заместитель директора Хинганского заповедника по общим вопросам Сергей Басос.

Однако полтора года назад проверяющие, увидев деревянные постройки лагеря, распорядились их снести. Оказалось, что это земля сельхозназначения, которую у пайщиков-односельчан выкупил фермер из Иннокентьевки. 503 гектара Александр Богданович оформил примерно в те же годы, что и ученые. Однако надел не обрабатывал, почему и не возникало подозрений, что лагерь основан не на своей земле.

«Как я буду пахать? У меня посреди поля стоит площадка, дети бегают. Ночью будет комбайн, задавит детей, а отвечать мне… Меня проверяют: а что это за строения? Я говорю, так это заповедника! — Вот твои документы, земля твоя! Убрать! 400 тысяч штрафу», — рассказывает фермер Александр Богданович.

Чтобы не платить огромный штраф, фермер обратился в суд. Заповедник направил встречный иск. Тяжбы длятся уже больше года. Сегодня ученые вспоминают: кадастровый инженер определял границы их гектаров, не выходя из кабинета. Возможно, поэтому и свидетельство заповеднику, как оказалось, выдано совершенно на другой участок, в полутора километрах от лагеря на берегу озера Косое.

«Проблемы в том, что у нас земли ставятся на кадастровый учет очень неаккуратно. И с этим серьезные заморочки. Каким образом земли, на которых находится лес, оказываются в сельхозсобственности? Каким образом выдается участок целиком, на котором есть водоем, к которому должен быть обеспечен открытый доступ в соответствии с Водным кодексом?» — обращает внимание директор Амурского филиала Всемирного фонда дикой природы Пётр Осипов.

И таких историй сегодня в судебной практике немало. Постсоветский синдром, говорят специалисты. Межевание земель в начале двухтысячных проходило с нарушениями сплошь и рядом. Допускаются кадастровые ошибки и сегодня. В правительстве области подтверждают: к оформлению наделов нельзя относиться поверхностно.

«Конечно, нужно проводить эти работы с выездом кадастрового инженера на территорию. Чтобы все координаты были определены, уже находясь на месте, исходя из тех границ земельного участка, которые фактически используются, если это подготавливается схема», — подчеркивает заместитель министра имущественных отношений Амурской области Сергей Олиферов.

Тем же, кто решился приобрести уже готовый участок земли, в региональном Минимущества рекомендуют еще до сделки заглянуть в электронную публичную кадастровую карту на официальном сайте Росреестра. Там о каждом гектаре есть полная информация, которая призвана избавить покупателя от неприятных сюрпризов и судебных тяжб. Вот и судьбу экологического лагеря теперь определить может только суд.