Строители БАМа поделились воспоминаниями

Ударная бамовская стройка стала самым ярким эпизодом в жизни тысяч людей. 40 лет назад в Тынду начали прибывать студенты и просто молодые энтузиасты со всей России и союзных республик. Это были представители около 100 национальностей. И все смогли найти общий язык, потому что на БАМ ехали лучшие, говорят ветераны магистрали. Многие из них до сих пор вспоминают те годы с улыбкой.

В музее истории БАМа любят вспоминать о начале основного этапа строительства магистрали. В те годы в центральных газетах новости о ходе работ печатались ежедневно, как сводки с передовой. Жителям огромной страны были интересны все детали, которые сейчас уже стали историей. В музее хранится знамя первого комсомольского отряда, что отправился в 1974 году в Тынду прямо из Дворца съездов. Но есть и гораздо более ранние экспонаты – свидетельства того, что БАМ в 30-х годах начинали строить заключенные, среди которых не только преступники, говорят здесь, но и невинные люди, бесплатная рабочая сила. Забывать их труд – историческая несправедливость.

«Мы только «за» то, чтобы изменить юбилейную дату. Не 40 лет надо праздновать, а хотя бы с 1932 года, когда вышли два основополагающих правительственных постановления о строительстве БАМа. А изыскания начали-то еще гораздо раньше. А то получается, что люди, которые в изысканиях участвовали, они как будто не участники строительства БАМа», — говорит научный сотрудник музея истории БАМа Нина Полетаева.

В памятные дни в музее стало больше посетителей. Работники говорят: здесь есть всё для тех, кого БАМ еще не отпустил, и кто готов хоть сейчас надеть комсомольский значок и взять в руки лопату. Особенно гордятся одним экспонатом, снаружи похожим на обычную бочку.

В начале 70-х в Тынде появилась так называемая улица Диогена. Она состояла из железнодорожных цистерн, переоборудованных под жилье на Волоколамском ремонтно-механическом заводе. Там размещались обычные строители БАМа. Это общежитие считалось элитным жильем, оно было очень теплым. Улица перестала существовать в начале 90-х, когда бочки разошлись в частную собственность, их стали использовать, к примеру, как дачные домики.

О том, как строили жилье для работников БАМа, вспоминает штукатур-маляр Полина Алексеевна Полянская. Сейчас по всей Тынде дома, к возведению которых она причастна. Говорит, нередко смены шли до полуночи и в морозы до -56. «А что сейчас не работать? Посмотрите, какая сейчас техника, какие механизмы, материалы. А мы… Привезут этот несчастный мел… Сеешь-сеешь, а там песок. Сделаешь шпатлевку, а полосы по стенке идут и идут. Мучаешься, а с нас качество спрашивают», — рассказывает Полина Полянская.

БАМ называли главной стройкой комсомола, школой мужества, дорогой в XXI век. Сюда стремились лучшие, и уехать с записью в трудовых книжках: «Без права работать на БАМе» было трагедией. Об этом рассказывает Василий Федорец. 18-летний юноша сразу после института добился направления по комсомольской путевке и прибыл на БАМ, готовый к любым трудностям.

«Когда стали распределять по работам, ребята, которые после армии, у которых специальность есть, пошли работать на мосты, поехали на трассу, а нас двоих на склад – валенки носить. Моему отчаянию не было предела. Я знал, что я это терплю до первого комсомольского собрания. И когда я сейчас вспоминаю, мне кажется, то ли я был настолько… не понимал, с кем разговариваю. В общем, ребром вопрос ставился: вы зачем нас сюда привезли?» — рассказывает участник строительства Байкало-Амурской магистрали Василий Федорец.

Спустя годы бывший машинист буровой установки вспоминает людей, которые совершили трудовой подвиг. Многих уже нет в живых, с другими удается встречаться только на юбилеях, когда ветеранов объединяет главная стройка их жизни, которой до сих пор гордится вся страна.