Почему ковидный госпиталь решено открыть именно на базе роддома и как перинатальный центр справится с нагрузкой? Эксклюзивное интервью Василия Орлова

О том, как область справляется с растущим количеством заболевших, что происходит с выплатами врачам, обеспечением пациентов лекарствами, и почему ковидный госпиталь откроют в городском роддоме, с главой региона побеседовала ведущая ГТРК «Амур» Нино Кохреидзе-Бушуева.

— Интервью с губернатором Амурской области Василием Орловым мы проводим в необычном формате: из-за сложной эпидемиологической обстановки беседуем по скайпу. У нас одна тема — это ситуация сложившаяся с коронавирусом в Амурской области. Василий Александрович, здравствуйте!

— Здравствуйте!

— Как на текущий момент оцениваете обстановку?

— На текущий момент обстановку я оцениваю, как тяжёлую. Надо сказать, что такая ситуация не только в нашем регионе, но и во всем мире, во всей стране. У нас наблюдается рост как по коронавирусу, так и по общераспространенным заболеваниям, ОРВИ. Эти два процесса накладываются друг на друга и, как следствие, система здравоохранения перегружена. Но на сегодняшний день у нас система здравоохранения пока справляется со сложившейся ситуацией, хотя ещё раз повторю, это делается с большими усилиями.

На сегодняшний день развёрнуто 1530 коек. Нам, напомню, весной этого года, когда началась первая волна пандемии, был доведён норматив из Министерства здравоохранения Российской Федерации — 398 коек. Вы видите, что сегодня мы уже более, чем в 4 раза превысили этот норматив. Более 500 коек из этих 1,5 тысяч — с кислородной поддержкой. Оборудования хватает на сегодняшний день, лекарств хватает. Чего не хватает — это в первую очередь специалистов. Действительно, врачи болеют, болеют в некоторых медицинских учреждениях до 40% врачей, соответственно не могут выходить на работу по причине того, что находятся на больничных, поэтому это сегодня главная проблема.

— Немного о площадях еще хочется поговорить. Готовятся дополнительные для того, чтобы развернуть инфекционные госпитали. В социальных сетях появилось открытое письмо от персонала благовещенского роддома: они не согласны с решением открыть на их площади инфекционный госпиталь и перевести рожениц в перинатальный центр. Говорят, что можно было бы это делать на площадях Института патологии дыхания или в пустующем здании бывшей третьей благовещенской больницы. Эти варианты рассматривались?

— Конечно. Когда мы говорим о том, что благовещенский роддом переводим под ковидный госпиталь, вы же понимаете, что это решение вынужденное, крайняя мера. У нас, к счастью, в Благовещенске успешно и эффективно работает перинатальный центр, который находится в микрорайоне. Все эти решения принимаются только консилиумом врачей, и по совместному решению этого консилиума, дана гарантия того, что качество родовспоможения не ухудшится, что все эти процессы будут проведены в соответствии со стандартами и мы здесь сможем достойное качество обеспечить. Это первое. Второе. Конечно, мы рассматривали другие, альтернативные помещения. И законсервированный госпиталь третьей городской больницы, он, кстати, в частные руки продан несколько лет назад, но проблемы с частником договориться нет, можно было бы его вернуть. В этом обращении от персонала роддома, я его читал, есть предложение рассмотреть возможность использования старого роддома на территории областной больницы. Так вот сообщаю, коллеги, эти два здания находятся в плачевном состоянии. Там необходимо полностью менять системы отопления, вентиляции, окна, нет перегородок и так далее. Минимум полгода на каждое из зданий нужно потратить для того, чтобы привести их в более или менее пригодное для эксплуатации состояние. У нас, к сожалению, этого полугодия нет. Поэтому мы рассматриваем все возможные лечебные учреждения, которые можно развернуть под ковидный госпиталь.

Ещё раз повторяю, что пока у нас свободный коечный фонд составляет порядка 15%, но ситуация развивается таким образом, что мы должны быть готовы к наиболее тяжёлому сценарию. И, как следствие, сегодня уже принято решение: роженицы из благовещенского роддома направляются сразу в перинатальный центр и соответственно, мы постепенно освобождаем благовещенский роддом под возможный вариант развёртывания там ковидного госпиталя на 120—150 коек. Важное условие: в благовещенском роддоме есть кислородная поддержка на 50 коек. Она имеет критическое значение при выборе того или иного лечебного учреждения, поэтому я прошу здесь коллектив отнестись с пониманием. Мы без работы никого не оставим, весь персонал будет переведён на родовспоможение в перинатальный центр в Благовещенске.

— Кадровый дефицит в медицине. Вы уже признали, что сейчас это главная проблема. Как она решается?

— Мы активно работаем с образовательными учреждениями и с волонтёрами. У нас сегодня 360 студентов Амурского медицинского колледжа и Амурской медакадемии работают как в «красной зоне», так и помогая оформлять больничные листы, распределять лекарства. Выполняют самые разные функции. Порядка 80 волонтёров также задействованы для решения этой проблемы.

Тем не менее повторю, что сегодня главная проблема амурского здравоохранения в борьбе с ковидом — это кадровый дефицит. Поэтому стараемся эту тему решать вот таким образом. При общем количестве студентов — порядка 1700 человек студентов медицинского направления — мне кажется, здесь ещё есть над чем поработать. Но тем не менее хочу сказать, что и преподавательский состав привлечён, и ординаторы, и руководство учебных учреждений в решении этой общей задачи. Здесь мы все находимся в одной лодке, и все это прекрасно понимают.

— По выплатам медикам. После того, как российское правительство изменило систему начисления средств многие опасаются, что суммы окажутся меньше. Кроме того, есть те сотрудники, которые говорят, что напрямую не значатся в списках ковидных врачей, но, тем не менее, в работе сталкиваются периодически с инфицированными. Такие переживания озвучиваются. Что с системой начисления средств?

— С 1 ноября президентом Российской Федерации Владимиром Владимировичем Путиным принято решение о переводе выплат медикам, работающим непосредственно с ковидными больными, в разряд социальных выплат. Теперь эта выплата будет зависеть от фактически отработанного времени, поэтому здесь мы рисков не видим. Кроме того, у нас дополнительно выплачиваются из областного бюджета средства для тех врачей, для того медицинского персонала, кто относится к группам риска заражения: это те, кто работает с потенциально больными ковидом людьми — это сотрудники и поликлиник, лабораторий. Такие выплаты тоже предусмотрены и составляют, в среднем, подчёркиваю, для врачей — это 25 тысяч рублей, для среднего медицинского персонала — это 15 тысяч, для младшего и водителей — порядка 7 тысяч рублей. Эти выплаты у нас осуществляются своевременно и деньги в областном бюджете на них предусмотрены.

— Кроме этого из областного бюджета выделены средства на закупку лекарственных препаратов для лечения амбулаторных больных, инфицированных с диагнозом COVID, и из федерального правительства должны средства на это поступить. Когда? О каких суммах идёт речь? И когда люди смогут получать лекарства, и каким образом?

— Мы начали эту работу порядка 10 дней назад. Было выделено из резервного фонда правительства Амурской области 14 миллионов рублей, и буквально на прошлой неделе ещё 29 миллионов из федерального бюджета направлено нам на эти цели. Поэтому лекарства приобретены и находятся в стадии оформления, и в ближайшее время будут переданы пациентам, которые находятся на амбулаторном лечении дома. Здесь хочу подчеркнуть, что эти лекарства должны получить все пациенты, которые лечатся амбулаторно, вне зависимости от того, к какому лечебному учреждению они прикреплены, будь то городские поликлиники или ведомственные поликлиники РЖД, МВД, военные и так далее. Все те, кто лечиться дома, амбулаторно, будут получать медикаменты.

— Дети сейчас на каникулах, какие меры предпринимаются для того, чтобы не допустить большого скопления в общественных местах?

— По нашим данным, по возрастным группам, дети сегодня болеют, к счастью, гораздо реже, чем взрослые, и уровень заболеваемости среди детей значительно ниже, чем средний многолетний уровень на данные период, год. Всегда у нас осень связана с развитием гриппа, общераспространенных вирусных инфекций, ОРВИ и так далее. Сегодня мы видим, что ситуация находится в норме, поэтому решение о кардинальном закрытии детских учреждений — школ, садов, дополнительного образования — они не принимаются. Вместе с тем, все решения, которые ограничивают жизнь общества принимаются у нас только коллегиально, на штабе. Штаб проводится регулярно, и те предложения, которые вносятся Роспотребнадзором, министерством образования, муниципалитетами, внимательно рассматриваются специалистами, только после этого они ложатся на бумагу, в постановление губернатора об ограничении тех или иных видов деятельности.

— Озвучивалось такое мнение, что сейчас, чтобы остановить стремительное распространение коронавирусной инфекции необходимо закрыть учреждения, общепит, уйти на самоизоляцию, сесть дома и переждать какое-то время. Как вы считаете, могут ли такие меры быть эффективными, и будут ли такие решения приниматься?

— Существует мнение экспертов, которые говорят, что ограничительные меры срабатывают далеко не всегда и далеко не везде. Есть разный опыт в мире: есть опыт Китая, Южной Кореи, есть опыт Швеции. В одном случае — это полное закрытие, в другом случае — это не закрытая экономика: эффективность примерно одинаковая. Поэтому здесь такое решение, на уровне субъекта, его принять можно, но эффективность будет не высокая. Почему? Потому что, если садиться на карантин, то садиться нужно всей страной, так как это было сделано в некоторых странах, о которых я уже говорил — Китай, Южная Корея. Потому что, в противном случае, как только у нас закончится карантин… Давайте предположим, что мы, в Амурской области, победили коронавирус и открыли возможность сообщения железнодорожного, авиационного, к нам сразу прилетят люди, которые эту инфекцию обязательно привезут. От этого никуда не денешься, так устроена природа. Поэтому все решения, которые принимаем, они для экономики всегда болезненны, когда ограничиваем тот или иной вид деятельности, поэтому стараемся принимать их с оглядкой на последствия для экономики, но при этом, конечно, в основе этих решений лежит эффект с точки зрения борьбы с коронавирусом.

— Сейчас есть ли какой-то прогноз развития ситуации с COVID-19 в регионе?

— Прогнозы разные. Оптимистичного прогноза я пока не вижу. Один прогноз говорит о том, что мы будет расти до Нового года и, соответственно, пик у нас придётся на Новый год. Второй прогноз, он более оптимистичный, говорит, что середина ноября — для нас это будет пик. Сегодня в любом случае работаем над модернизацией нашей системы здравоохранения. Ещё раз повторю, что она перегружена. Значительные средства на приобретение лекарств, дополнительного оборудования, в том числе дополнительного оборудования для развертывания ПЦР-лабораторий — это всё делается. Средствами индивидуальной защиты обеспечены, врачи набираются опыта.

Здесь, я абсолютно уверен, и об этом говорил полгода назад, и ещё раз хочу повторить: я абсолютно уверен, что залог успеха в борьбе с коронавирусам лежит в поведении каждого из нас, и абсолютно недопустимо поведение некоторых товарищей, которые исключают в принципе существование коронавируса и отрицают эффективность масочного режима и, тем самым, по сути являются разносчиками инфекции, негативным примером для общества. Вот это мне кажется самое главное, на что следует обратить внимание. Только совместно мы можем победить эту инфекцию. Только так.

— Спасибо, Василий Александрович, что нашли время и ответили на наши вопросы.

— Спасибо!

Ещё по теме "Коронавирус"