Амурские следователи рассказали правду о своей профессии

Раскрыть преступление спустя 15 лет после его совершения, найти невидимые следы, которые злодей старательно затирал, и пролезть в глубокую барсучью нору ради вещественных доказательств — всё это умеют амурские следователи. В нынешнем году СКР отмечает 10-летие со дня образования. О том, что обычно не попадает в объектив телекамеры, специалисты рассказали нашему корреспонденту.

Приоткрыть дверь в свою профессию в честь профессионального праздника решили амурские следователи. Ведь в сериалах, говорят они, правду обычно приукрашивают, а здесь обещают показать все, как есть.

Спускаемся в подвал Следственного комитета. Впору включать жутковатую музыку из триллера. Особенно если впервые попадаешь в тренировочную квартиру, где начинающие криминалисты учатся находить следы убийц и похитителей. Тут на стенах картины, а на кухне будто кто-то не допил чай. Дизайнером стала следователь Татьяна Максакова. Единственная женщина среди своих коллег, когда вызывают на место преступления, несет несколько чемоданов с оборудованием. Один пустой при этом может весить 10 килограммов.

«Бицепсы есть на руках. Был такой хохмичный случай: когда мы приехали, и я несла два чемодана железных, и шел опер и говорит: «Ой, что же вы, женщина, тащите такие чемоданы, дайте помогу». Взял чемоданы, пронес 300 метров и сказал: «Все, устал. Не понимаю, как вы это таскаете!» Я забрала чемоданы и понесла их дальше», — рассказывает старший следователь-криминалист СУ СКР по Амурской области Татьяна Максакова.

Почувствовать себя как дома здесь сложно, но студенту Александру Рычкову все нравится. В апреле он пришел в Следственный комитет на экскурсию, попробовал пройти детектор лжи и посмотрел, как работают следователи, а сегодня уже не хочет уходить с практики на каникулы и планирует стать общественным помощником, а потом и профессиональным правоохранителем.

«В университете все было легче — на словах. Вот опять же, исследуя одну футболку на предмет вещественных доказательств, можно 9 пар перчаток израсходовать, чтобы не оставить отпечатки», — говорит студент АмГУ.

Студентов уже брали на место преступления. В Тамбовском районе барсук рыл нору и выгреб несколько человеческих костей. Чтобы достать остальное, следователи просунули в домик животного видеоэндоскоп.

— А мы можем осматривать гаражи, когда поступает сообщение о том, что кто-то, возможно, в гараже закрылся и не выходит на связь. Чтобы зря не ломать двери, можно запустить в вентиляцию либо оттянуть дверь и осмотреть гараж.

Совершив преступление, злоумышленник пытается стереть видимые отпечатки. Криминалист с помощью оборудования может обнаружить следы рук и ног, биологические метки человека на любых поверхностях. Если это книга, в которой искали деньги, то и через 15 лет тайное станет явным. Если бутылка, то 9 месяцев — не срок. Здесь помогают дактилоскопические порошки. С виду невесомые, ежегодно они расходятся килограммами. Чтобы показать в работе следующий прибор, который поможет найти зацепку, в ход идет криминалистический гардероб.

— Мы принимаем от населения, от сотрудников старые вещи и потом используем для учебы. Кровь нам приходится брать натуральную, чтобы поливать это все, чтобы следователи видели реальные вещи. Без очков вы видите темные пятнышки.

Но стоит надеть очки, и прибор покажет, где кровь, а где, допустим, просто грязь. С новой техникой, рассказывает Татьяна Максакова, криминалисты возвращаются к нераскрытым делам, чтобы поставить точку. Например, около 8 лет не могли найти педофила, надругавшегося над девочкой со слабым зрением. Он получил свой срок, когда появилась возможность делать генетические экспертизы.

Ещё по теме "Общество"