Семейные баталии: отец и мать уже 6 лет не могут «поделить» сына

Судьба ребенка решается в суде. В Приамурье у мужчины забирают сына, которого он воспитывал вместе со своей матерью. Бывшая гражданская супруга долгое время не интересовалась мальчиком, говорят в органах опеки. Однако женщина, давшая ему жизнь, настаивает: ей просто не позволили стать полноценным родителем.

Артема делят в судах последние 6 лет. Почти всю его маленькую жизнь. С одной стороны баррикад отец и бабушка, в чьем доме он рос. С другой — мать, которая, уверяют в семье Кривега, оставила мальчика, когда тот еще толком слово «мама» не говорил.

«12 апреля 2013 года она уезжает. Я ей говорю: — Ты куда собираешься? — В Благовещенск. — А Артем? — А Артем с вами будет. Знаете, у нее даже маленечко сердце не дрогнуло», — вспоминает Надежда Кривега, бабушка Артема.

6 лет назад Александр Кривега решил лишить гражданскую супругу родительских прав. Говорит, ей ребенок был не нужен, она почти не приезжала к малышу.

«Матушка много воспитывала. Я работал, обеспечивал», — рассказывает Александр Кривега, отец Артема. «Она наклеветала на моих родителей, на мою семью. Она сказала на мою бабушку, что она не разрешает общаться со мной, хотя я сам не хочу с ней общаться», — поделился сам мальчик.

На ребенка давят, настаивает Екатерина Шилова. И хочет, чтобы сын знал, это бабушка «настойчиво рекомендовала» ей уехать на учебу в Благовещенск, бросив сына, когда он даже сам есть не умел. Говорит, свекровь сразу невзлюбила невестку из детского дома.

«Я узнавала о ребенке от соседей, знакомых, как он там, что он там. Так как я училась не заочно, а очно, а Архара — это не так близко, как кажется, я приезжала по своей возможности. Когда находилась рядом бабушка, я говорю: «Темочка, может, почистить мандаринку?». Он: «Я не хочу». Как только бабушка вышла из помещения, где мы находились, он: «Мама, почисть мне мандаринку», — рассказывает мама Артема, Екатерина Шилова.

На неоднократные попытки Александра лишить гражданскую супругу родительских прав она подавала встречные иски. Недавно суд состоялся в Тамбовке, где сегодня живет Екатерина Шилова. Было решено, что Артем должен жить с матерью.

«Был натуральный цирк. Ее только слушали, а мы сидели как два дурака. Что она такая хорошая мама, что она такая заботливая, что у нее такое трудное положение, что она не могла с ребенком даже общаться. Если бы она хотела с ребенком общаться, ей бы никто не помешал: ни я, ни муж», — делится Надежда.

В органах опеки не хотят молчать: еще в 2014 году, когда суд решил, что Екатерина имеет право забирать ребенка на неделю каждый месяц, она ни разу этого не сделала.

«У нас был шок. Как сейчас можно этого ребенка вытянуть из этой семьи, из этой обстановки, к которой он привык. Он просто не может без них жить. Ведь даже если отец жил на соседней улице, все домашние дела, хозяйство, огороды, все это было вместе. Ребенок постоянно был с отцом, с бабушкой, дедушкой. Самое страшное во всех этих судах, что о ребенке не думают», — считает главный специалист органа опеки отдела образования администрации Архаринского района Ирина Капранова.

Мать Артема собирается перевезти сына к себе. Она получила квартиру, как сирота, работает. Екатерину поддержала прокуратура области, обжаловав апелляционное определение областного суда. Где, например, не придали значения тому, что какое-то время фактически ребенок проживал не с отцом, а с его бабушкой. Семья Кривега между тем обратилась в очередной суд — теперь уже Верховный. Маленький мальчик продолжает оставаться предметом спора взрослых людей.

Ещё по теме "Общество"