В Хинганском заповеднике выпустили в природу японских журавлят

Компанию японских журавлят привезли на станцию реинтродукции Хинганского заповедника. В ближайшие месяцы на озере Клёшинском птенцы будут набираться сил и готовиться к первому перелету на зимовку. А пока — обед по расписанию и тщательный контроль за состоянием здоровья. Наш корреспондент увидел, как амурские орнитологи заботятся о краснокнижном потомстве.

Бескрайние просторы Хингана — настоящий рай для животных и птиц. Заповедник стал им домом, в котором обычный человек — гость нечастый. Природную тишину нарушаем мы, и не без повода. Станция реинтродукции редких видов птиц на озере Клёшинском встречает новых постояльцев.

Эти птенцы появились на свет всего несколько дней назад, но уже через считанные месяцы из крохотных комочков вырастут грациозные японские журавли. Пока не окрепли, их держат в специальном инкубаторе. Жизнь многих краснокнижников здесь — путешествие, которое начинается еще до появления на свет.

«Они вылупились из яиц, которые нам привезли из Ижевского зоопарка. Ижевский зоопарк, Норский питомник. По проекту сохранения журавлей Евразии передали нам оплодотворенные яйца журавлей. И это вот одни из тех восьми яиц. Мы начали вести эту работу с 94-го года, и причем передача яиц началась от американских зоопарков», — рассказывает ведущий зооинженер Хинганского заповедника Надежда Кузнецова.

В инкубаторе за птенцами пристально следят, отслеживая динамику роста и веса. Затем семейство краснокнижников снова отправляется в путь — к местам естественного обитания. Это первое в жизни птенцов японского журавля большое путешествие. Их перевозят на летний стационар в Хинганский заповедник на машине. Едут журавлята 30 километров. Ну а когда они окрепнут и подрастут, будут преодолевать куда большие расстояния уже самостоятельно.

Во время тряски по заповедному бездорожью сотрудники следят за журавлятами, как за детьми — чтобы не испугались, не ударились крылом или лапкой. После переправы через озеро — приветственные крики новоселов и первые шаги вне инкубатора.

«Птенцы для начала должны освоиться на новом месте, для них это тоже стресс. Затем мы их кормим и отдыхают они после поездки, дорога для них тяжелая. Буквально через 4 часа они уже освоятся. Будут передвигаться, искать новые места, где им будет комфортнее», — рассказывает зооинженер Хинганского заповедника Ольга Сундеева.

Эти кадры по-своему уникальны — на них птенцы разного возраста. Самым рослым уже месяц, чуть поменьше — десятидневки, а этим крохам всего три дня от роду. Новичкам особое внимание — многие вылупляются с подвывихом лапки. Им положена операция, но без хирургического вмешательства.

— Как бы искусственную растяжку пальчиков, так скажем. Вот мы выпрямляем этот пальчик и подклеиваем его. Называется ласта. Вот снимем, и будет ходить. Ну-ка давай, покажи, как ты можешь.

Главная задача — дать птицам окрепнуть. Кормят их несколько раз в день. В меню — рыба и зерно. Летать они начнут уже к концу лета, а в холодное время года отправятся на зимовку. По наблюдениям ученых, весной в заповедник возвращается каждая третья птица, а на волю здесь выпускают около десяти особей ежегодно. Это обеспечивает пусть и небольшой, но ощутимый прирост популяции, ведь японских журавлей в мире насчитывается всего порядка трех тысяч.