Сироте из Узбекистана не дают российское гражданство

Нет гражданства — нет паспорта. В Белогорском районе 19-летняя сирота не может получить удостоверение личности, несмотря на то, что живет в Приамурье с младенческого возраста. Преодолеть бюрократические преграды ей пытаются помочь опекуны и представители соцслужб.

Доставая пакет официальных бумаг, Мария Кухарук заметно нервничает. Изматывающие походы по различным государственным инстанциям длятся уже пять лет. Регина, приемная дочь, в семью попала в 13 лет. А год спустя, когда пришло время оформлять паспорт, обнаружилось: в свидетельстве о рождении, выданном в Узбекистане — фактическая ошибка.

«Вот в старом свидетельстве о рождении написано было: Козлова Свепелана Ивановна. На самом деле – вот новое мы получили Козлова Светлана Ивановна», — показывает документ жительница с. Великокнязевка Регина Махмудова.

Так звали биологическую мать Регины. Она умерла. Исправить ошибку невнимательного сотрудника узбекского ЗАГСа попытались опекуны. За права ребенка боролись три года. А когда в руках 17-летней девушки наконец оказалось новое свидетельство, возникли другие проблемы.

«Не дают ей гражданство. Потому что якобы в 1992 году мать проживала в Узбекистане. Но мать лишена родительских прав. Отец отказался от ребенка. Она получается круглая сирота. И вот вся причина в этом. Вот все справки. Все, что они нам говорили, все собирали. И все равно идет отказ», — говорит опекун Мария Кухарук.

Согласно законодательству, все родившиеся в России после 1 июля 2002 года автоматически становятся гражданами страны. Регину сюда привезли уже восьмимесячной, в статусе иностранки. В том, что она продолжает его сохранять, почти достигнув совершеннолетия, виноваты сами опекуны, затянувшие с оформлением документов, уверяют в паспортном столе. О том, что семья все это время восстанавливала свидетельство о рождении, инспектор либо почему-то не знает, либо просто забыла.

«Могу сказать, что за последние два года Мария Петровна Кухарук приходила на прием всего два раза. До этого никаких вопросов у нее не возникало. Пока вопросы стояли остро — получение какой-то компенсации — это все оформлялось. Но когда пособие оформляется, естественно, у нас социальная защита требует подтверждение гражданства», — поясняет инспектор межрайонного отдела УФМС России по Амурской области в г. Белогорске Виктория Еремеева.

Регине, как сироте, положена жилплощадь, однако без паспорта рассчитывать на господдержку она не может. Помочь переломить ситуацию пытались и в отделе опеки Белогорского района. Сотрудницы сами неоднократно обращались в миграционную службу и до сих пор не понимают причин отказа женщине, которая кроме девочки без гражданства воспитывает еще 14 приемных детей.

«Она до сих пор ходит по УФМС, по инстанциям, обивает пороги и просит, чтобы ребенку оформили паспорт. Она думает о ее будущем. Это человек настолько ответственный за судьбу ребенка, которого она берет на воспитание в семью, настолько она внимательная, заботливая, дети ее любят и только мамой называют», — рассказывает главный специалист отдела образования администрации Белогорского района Людмила Савинова.

Без паспорта Регина закончила школу и профлицей, где пошли на уступки. Сегодня полная сил девушка сидит дома — на работу не берут. Дорога закрыта во все госучреждения: институт, больницу, ЗАГС. Единственное, куда может пойти Регина Махмудова — в паспортный стол. С новым заявлением. Обновленный с этого года федеральный закон о гражданстве должен ускорить процесс установления правового статуса сироты. Дело за инспекторами УФМС.