Школьник без гражданства: как педагоги пытаются адаптировать детей мигрантов к жизни в Приамурье

Дистанционно преподавать русский язык детям мигрантов хотят в Приамурье. Внедрить такую форму обучения попытаются педагоги Центра открытого образования БГПУ. Спрос, считают специалисты, растет параллельно масштабным стройкам, не иссякает поток приезжих рабочих из бывших советских республик и других государств. Получается ли адаптировать их детей к жизни в нашей стране, разбирался наш корреспондент.

Шестиклассника Мухаммеда, который меньше года назад начал штудировать азбуку, уже смело отпускают одного и в магазин, и на дополнительные уроки. Его отец перевез семью из Таджикистана в Благовещенск, сам язык освоил на стройке, а сына решил отправить в Центр открытого образования БГПУ.

«Когда мы пришли в первую школу, учитель спросила: русский язык знает Мухаммед? Нет, сказал папа. Поэтому я здесь занимаюсь», — говорит Мухаммед Исмонхуджаев.

В область ежегодно приезжают тысячи мигрантов. По информации регионального Минобразования, в Приамурье около 300 школьников без гражданства. Один из десяти детей-иностранцев вообще не понимает ни слова по-русски.

«Проблема у нас, конечно, стоит. Потому что в основном классы у нас большие, особенно в городах. И, естественно, уделять достаточно внимания такому ребенку на самом уроке не всегда получается. Учителя создают индивидуальный план обучения совместно с администрацией. И дети проходят обучение на базе нашего Института развития образования», — рассказывает начальник отдела министерства образования и науки Амурской области Дмитрий Продашанов.

Центр открытого образования на русском языке появился в БГПУ еще в 2016 году. Там бесплатно учили не только малышей и подростков, но и их мам. Сегодня в аудитории всего один ребенок. При том что заниматься могут сразу полсотни.

«Понимаете, в чем вся проблема состоит? Дети, рожденные на территории России, уже являются гражданами России. Но так как они живут в своем сообществе закрытом… Я пыталась поговорить с родителями, почему? Ответ очень простой. Они хотят сохранить культуру и язык своей родной страны. Но ребенок, являясь гражданином России, приходит в школу и не владеет русским языком. Вот отсюда и возникают все проблемы», — считает директор Центра открытого образования на русском языке БГПУ Татьяна Юрченко.

Додохон всего три недели назад приехал из Таджикистана. Выпускной экзамен на носу, класс тренируется писать изложения — парню сложно. Но за соседней партой сидит китаянка Ева. Еще в 2018 году совсем не знала русского, а потом вступила в казачий класс, стала говорить почти без акцента. Действует тут не только индивидуальный подход.

«Мы понимали, что им на самом деле тяжело, они ничего не знают, ничего не понимают, страдает грамматика. Незнание падежей, неправильное постановление окончаний. Все это для них тяжело, и только благодаря любви моей и всего класса дети очень легко влились в наш коллектив», — делится учитель русского языка и литературы школы N22 Елена Сутягина.

Учитывая кадровый дефицит, не у всех педагогов есть время заниматься со школьниками индивидуально. Поэтому в Центре открытого образования хотят поработать с детьми из районов удаленно. А в профильном ведомстве пообещали разобраться, почему эта аудитория пустует, и подключиться к решению вопроса.

Ещё по теме "Образование"