Пострадавшие от паводка амурчане готовят жилье к зиме

В области завершили подсчет ущерба, который нанесла стихия в начале июля. По данным регионального правительства, от паводка в Белогорске, Селемджинском и Мазановском районах пострадали более 80 домов и около 300 приусадебных участков. Сейчас люди пытаются восстановить разрушенное и как можно скорее приготовить к зиме свое жилье, из которого вода не ушла до сих пор.

Лидия Захарова показывает: вода как-будто и не собирается покидать дом. Она только наполовину испарилась из подполья, а мебель и стены по-прежнему сырые. Пенсионерка пытается снять слой непригодной глины. Пока еще на улице тепло, важно восстановить печку. Супруги собираются просушить все кирпичи по отдельности, но они ломаются даже от прикосновений.

«Нет смысла сейчас пушку брать. Можно только стены просушить для дальнейшей обработки их, потому что глина сама по себе сырая, она отваливается. Мы вынесли уже кучу. Видите, вся мебель, которая была в воде, ее выгнуло, погнуло. Тут еще стоит на подставочках у нас буфетик. Зеркало тоже уже конец света», — рассказывает пострадавшая от паводка Лидия Захарова.

Селемджа буквально выскочила из берегов в начале июля: сметала все на своем пути примерно неделю. Захаровы, как и десятки других семей по району, чуть не лишились крыши над головой и вынуждены были перебираться на чердаки. Когда река вернулась в русло, подтопленные дома начали обследовать комиссии.

Заместитель главы муниципалитета Александра Беспалова говорит: требования к документам, доказывающим факт владения имуществом, решили упростить максимально. Ведь у многих пострадавших, особенно у пенсионеров, есть только ордер на жилье 40-летней данности да штамп о прописке в паспорте.

«Например, село Бысса. У нас там есть пострадавшая женщина Волобуева, ей 93 года. У нее есть прописка в паспорте, ни на землю, ни на дом подтверждающих документов нет. И у нее есть договор социального найма. Она всю жизнь прожила в этой Быссе, всю жизнь прожила в этом доме», — рассказывает первый заместитель главы Селемджинского района Александра Беспалова.

Таких людей не заставили идти в суды. Восстанавливали право собственности в сельсоветах. Полные списки пострадавших поступили в комиссию по чрезвычайным ситуациям. Специалисты рассчитали размер помощи.

«30 тысяч на одно домовладение. И компенсационные выплаты каждому гражданину, кто утратил урожай: это 50 килограммов картофеля на человека, 20 килограммов капусты и 10 моркови», — сообщает первый заместитель министра лесного хозяйства и пожарной безопасности Амурской области Александр Трощенков.

За качеством овощей, которые распределят осенью, проследят общественные советы. В них включат активистов из числа пострадавших. Такую схему предлагали и жители Февральского. В этом селе затопило примерно 150 огородов. Нина Овсянникова осталась без урожая в этом сезоне, и без семян на следующий год. От целой плантации капусты осталось всего несколько растений.

«За 10 минут был уже полный огород воды. Здесь не было видно ни картошки, ни помидоров, все затопило. Она стояла часов 18. В земле все сгнило», — сокрушается пострадавшая от паводка Нина Овсянникова.

В областном правительстве сейчас готовят проекты распорядительных документов на выделение компенсаций, после утверждения бумаг средства будут направлены пострадавшим. Северяне с нетерпением ждут помощи, ведь зима в Селемджинском районе приходит раньше, чем в других муниципалитетах региона. Времени на подготовку к холодам остается все меньше.