В амурских заказниках наблюдается острая нехватка охотоведов

Об острой нехватке охотоведов в амурских заказниках заявили в дирекции по охране и использованию животного мира области. Открыты несколько вакансий. Специалиста какое-то время не было и в Гербиканском заказнике. Летом туда назначили главным коренного жителя. Чтобы договориться о встрече, пришлось дозваниваться пару дней: идут учётные работы, и с утра до вечера охотовед в тайге.

Гербиканский заказник — расположен на границе Амурской области и Хабаровского края. Тут около 200 дней в году лежит снег, зимой зверствуют морозы. Мы отъезжаем от Стойбы, до первого кордона около 12 километров. Вроде немного. Но в свои владения охотовед везёт нас, стараясь не газовать: каждый лишний километр скорости — минус 2-3 градуса на лицо, говорят местные.

Гербиканский заказник — один из самых холодных в Амурской области. Температуры тут просто запредельные, так кажется по крайней мере жителям Благовещенска: ночами под минус 50 и ниже. И если такие матёрые охотоведы, как Александр Самчук, могут ехать с ветерком и улыбаться, то приезжим не смешно. Сложно не то что говорить, а даже шевелиться.

В такие злые морозы замедляются учётные работы. Чтобы завести «Буран» с утра, нужно разогреть его хорошенько. Хотя далеко от кордона отъезжать не нужно: снежная гладь Гербикана изрисована следами животных. По последним данным, в заказнике осталось порядка сотни северных оленей: по сравнению с 2008 вчетверо меньше, но если сравнить с 13 — уже в 3 с половиной раза больше. Это лосиный край, говорят старожилы, но пока по этим землям разгуливают чуть больше 180 лосей.

В планах амурской дирекции по охране и использованию животного мира численность диких зверей, конечно, поднимать. Александр Самчук обещает: тут будут строить кормушки для копытных, порхалища для глухарей, где они смогут почистить крылья, уже делают солонцы. На территорию в 90 тысяч гектаров нужно примерно 40 столовых со специями, которые улучшают пищеварение, укрепляют кости.

Закат застал нас за работой в 5 вечера. Ночь в зимовье. Только казалось, что домик продувается всеми ветрами. Между брёвен уложен мох — говорят, так теплее. А печь тут топится без остановки. Охотовед рассказывает, в тайге можно прожить безвылазно хоть неделю, хоть дольше. Главная задача такого специалиста — стеречь покой таёжных обитателей.

«Чтобы люди, которые несознательные, вот этого оленя северного, на котором Дед Мороз подарки развозит, не дай бог: вот у меня живёт тут сто с лишним оленей, вот пусть их живёт 200. Но не 50. 28:32–28:40 Живут те лоси, да пускай живут. Лишние всё равно выйдут в охотугодья. И там уже охотники, которые законно берут бумаги, пусть охотятся, пожалуйста. 28:44–28:52 Как сказал Шарик в «Простоквашино»: животное для того и создано, чтобы охотиться. И купил фоторужьё, — рассказал Александр Самчук, охотовед Гербиканского заказника.

Чтобы показать нежеланным гостям, что в Гербиканском заказнике появился охотовед (который, в отличие к слову, от егеря, имеет право выписывать протоколы нарушителям), на въезде и по границам территории установили новые аншлаги. А вот желанным гостям тут рады — в планах построить в северной тайге экологические тропы и приглашать туристов.